Мы создали этот сайт для того, чтобы у читателей книжки "Расстрелять" появилась возможность обратиться к писателю, обменяться мнениями, узнать о новых книгах....Книгу "Расстрелять..." я начал писать с 1983 года. Писал для себя. Веселил себя на вахтах. В 1989 году мои рассказы попали в издательство "Советский писатель". В 1993 году вышел "Мерлезонский балет". Через год в издательстве "Инапресс" вышла книга "Расстрелять". Сначала ее никто не покупал. Я сильно переживал. Заходил в Дом книги на Невском и спрашивал: "Как дела?". Через неделю мне сказали, что пришел какой-то сумасшедший и купил целую пачку :)). С тех пор было выпущено до двадцати тиражей (суммарный тираж сто тысяч). Книга продана в основном в Питере. Переиздается до сих пор. Присылайте, пожалуйста, свои отзывы и свои истории...

Как делят улицы и кормятся на асфальте

Переписка Покровского с Бунимовичем, которого поперли из Госдумы за светлые идеи. Часть I.

***

Ну что, друг Покровский, здравствуй.

Что-то мы с тобой стали в последнее время забывать, кто нас вырастил и с какой целью.

Ну не мама же с папой с целью любви и счастья, как может показаться умам недалеким и негосударственным, наподобие наших.

Забывать стали? Вот нам и напомнили. Всем напомнили на станции "Курской" московского метро золотыми буквами по торжественному фронтону: "Нас вырастил Сталин на верность народу". А сбоку, на стене еще добавили в металле "За Родину, за Сталина". Для прочности.

Говорят, историю восстанавливают.

Хотя отец мой, прошедший ту самую войну от первого до последнего дня, говорил совсем другое. Что в атаку шли без этих официально утвержденных слов. Шли зло и молча. Что, уж если, то тогда совсем с другими словами. Которые воспроизводить не решаюсь, поскольку как учитель со стажем категорически против употребления мата в периодике, а также на стенах столичного метрополитена.

Может, у моего отца была какая-то неправильная, не образцовая передовая? Не с мраморными колоннами? Всё-таки воевал он не на станции метро "Курская", как эти нынешние, а на Курской дуге. А потом еще брал Будапешт, Вену и Прагу.

Но вообще-то я не об этом.

На-днях вместе с ребятами из молодежного "Яблока" мы вышли перед этой "Курской" на Садовое кольцо, чтоб раздать прохожим книжки "1937 год", которые издало год назад "Яблоко" вместе с "Мемориалом". Напомнить о том, что не растил отец народов, а губил. Убивал.

Книжки брали охотно. Всё-таки не у всех ещё крыша съехала. Что обнадеживает.

Поскольку радио сообщило обо всём этом, приехали разные телеканалы – французские, канадские, чешские… Только вот наших, российских, не было. Видимо, заняты были очень.

Ну тут, Саша, мы их поймем и пожалеем. Ведь надо снять и показать все подряд ежедневные протокольные беззвучные беседы президента за красивым столом. Это так важно. А теперь еще и беседы премьера. Короче, работы удвоилось. Тут не до уличных акций, не до Сталина, не до 37-го года.

Милиция - ты не поверишь, Покровский - стояла себе, нам не мешала, а кое-кто даже и книжки брал. Интересовался.

Но самое удивительное совсем не это.

Книжки мы раздавали на Садовом кольце, рядом с большим торговым комплексом.

И запрещать, прогонять нас стали именно охранники этого комплекса.

Утверждая абсолютно всерьез, что это их тротуар. Их улица.

Они меня повели как старшого в свои торговые чертоги – разбираться с хозяевами. Да мне и самому стало интересно, кто, когда и как успел не то арендовать, не то приватизировать Садовое кольцо.

Хозяева подтвердили: да, это наша территория.

Я говорю, как это – ваша? Улица? Тротуар? Садовое кольцо? Покажите документы.

Хорошо, - говорят, - покажем. Только сначала покажите свои.

И вот тут я дал слабину – показал депутатские корочки. И сказал, что мы уйдем, как только они предъявят документы на владение московской улицей. И тогда у меня будут все основания сделать запрос в Мосгордуме.

После этих слов они как-то сразу передумали показывать документы. Возражения против нашей акции у них, видимо, тоже пропали, и они растворились в толпе шопоголиков.

Однако, судя по всему, документы такие у них есть.

Пару недель назад, когда активисты "Яблока" еще собирали предвыборные подписи, а мы с Сергеем Митрохиным носились по Москве в качестве скорой помощи, поскольку то одних, то других забирали в отделение, у меня случилась точно такая же история на улице неподалеку от другого торгового монстра, у Киевского вокзала. Там охранники точно так же стали прогонять наших ребят, утверждая, что и тот тротуар, перед Киевским – их.

И там меня тоже повели разбираться по начальникам, обещали докУмент показать.

Но там меня, увы, опознали и без удостоверения. Вопросы пропали, но и таинственные бумаги на право интимного пользования московской улицей не предъявили.

Нет, Покровский, ты не расстраивайся. По закону (это я точно знаю) улицы, площади, тротуары - это территория общего пользования, и ни Тверскую, ни Невский, ни нашу Красную, ни вашу Дворцовую приватизировать нельзя.

Но они-то полагают иначе! Да и некие бумаги на сей счёт у них, судя по всему, всё-таки есть. ДокУмент есть – как они изволили выразиться.

Боюсь, и на такое ударение они скоро получат официальное разрешение. Поскольку вместо либерализации страны у нас, Саша, либерализуют правила русского языка. Ведь дОговор уже разрешили.

Но, главное даже не законы, а то, что они абсолютно уверены, что старые московские улицы могут им принадлежать и уже им принадлежат. Что это их собственность.

И тот кусок Садового кольца, и (что еще противнее) тот самый тротуар у Киевского вокзала, по которому я не только учительствовать в школу десятилетиями шагал, но еще и до того - школьником - шёл провожать одноклассницу Наташу. Она жила неподалеку, на Берсеневке.

Кстати, вам с Нателлой от неё привет. Забыть не можем запах баклажан, которые этим летом поглощали на вашей кухне.

Нет, ты понимаешь, Покровский, они на самом деле уверены, что наши улицы теперь им принадлежат, что это их собственность.

А мы?

Но про нас – в следующем письме.

Обнимаю -

твой Евгений Бунимович

***

Здравствуй, Женя!

Почему-то "Здравствуй, Бунимович!", мне написать не захотелось.

Мне показалось, что это будет звучать так, как будто я написал: "Здравствуй, Книппер-Чехова!"

Что бы мы ни говорили, мы говорим о культуре.

Или о ее присутствии, или о ее отсутствии.

Для власти культура, на мой взгляд, это все равно, что рядом с покойным анекдоты травить. Не то, чтобы при покойном этого не делают – делают, конечно, но "харя при том весьма благоприятна быть должна", как сказал бы классик.

Мда. Как только речь заходит о культуре, так и появляется на лицах начальства то необходимое количество сала, которое вполне может сойти за миропомазанье.

Ищут. Все ищут. Или культуру, или хотя бы ее следы.

Другое дело, что выгребная яма только сначала служит по прямому назначению, а уже потом она превращается в культурный слой. Так что у некоторых сложности с отрыванием. Ну, не могут они понять, что же они отрыли. То ли это уже культура, то ли это все еще дерьмо не окрепшее.

Сложно. Экспертов-то нет. Вернее, они есть, но лукавые. Они глазки косят и смотрят на заказчика, чтоб, значит, вовремя, воскликнуть нужное.

От того и надписи появляются – надо же чем-то народ звать.

В "единую" никто, похоже, уже не верит, в "справедливую" – тем более. Вот и приходится доставать то, что еще не до конца окаменело. А иначе как народ сплотить?

Нельзя же его, в самом деле, сплотить криком "Россия, вперед!" – потому что немедленно найдется некто, наподобие меня, что сейчас же начнет изучать, какой же теперь этот самый "перед" и что нам на этот раз предлагается. И ровно через пять минут он, тот, похожий на меня, выяснит, что все в этом мире устроено очень просто, и те ребята, что пришли и расселись на своих местах, очень кушать хотят.

Время пришло. Обеденное. Все уже поели, а они-то, как раз, и не кормлены.

Так что все эти "инновации" – они с очень большой голодухи.

Остальные кормятся на асфальте. Вот что они на асфальте найдут, то и едят. Поэтому и делят. Асфальт. Он теперь и средства для существования, и светлое будущее.

Приватизировали асфальт – ничего удивительного. Саяно-Шушенскую ГЭС поделили давно, и чем это закончилось – известно. А вот с асфальтом такое не может произойти.

На то он и асфальт.

И документы у них есть. Местные. То есть, один, некто местный, выдал другому местному документ на владение асфальтом. И на всех остальных, местных, этот документ действует.

А вот ты не местный. Потому и не действует он на тебя, потому что не для тебя писан. Вот тебе и не предъявили его.

А в промежутках мечется молодежное "Яблоко" и что-то там собирает или, наоборот, раздает.

У нас в Петербурге никто не мечется. А "Яблоко" у нас отменили. Любое – старческое, младенческое, бородатое, небритое или никогда не бритое.

Потому что настоящая у нас власть.

А настоящая власть когда таковой полагается? Когда она может отменить и запретить то, что запретить невозможно. Потому что настоящая власть преодолевает закон. И законом становится то, что на первый, непросвещенный взгляд, кажется совершеннейшим беззаконием.

С этим делом у нас в Петербурге полный порядок.

Как Законодательное собрание решит, так и исполнительная власть все это немедленно исполнит. Душа в душу живут. И моя душа от этого их постоянного целования только в радость впадает.

Даже больше можно сказать.

Можно столько сказать, что на каждый мой сказ немедленно появится опровержение и кинутся все они на защиту их "чести" и, не поверишь, "достоинства".

А мне – все радость.

Как только вижу – вот, они, родимые, чего-то опять для города учудили – так и радость.

Годами в Законодательном собрании одни и те же… как бы это по-политкорректней-то выразиться, даже не знаю. Хочется сказать "рожи", но благородство природное меня от этого удерживает. Не могу я. Хоть тресни. Не могу я назвать то, чем они тут все время едят, рожами, потому что диплом о высшем образовании имею и служу культуре.

Бог с ними! Лучше об асфальте. Кормятся на асфальте не только у вас.

У нас тоже кормятся. Вот уже два месяца, как нам в квартплату с благословления местных законодателей и комитета по тарифам включили пункт: "уборка и санитарно-гигиеническая очистка земельного участка". И заметь, это на асфальте, потому что в нашем дворе, как и во всех соседних дворах, "земельного участка" давно нет. Асфальт лет сто. Но на это разъяснение имеется: "уход за элементами озеленения… а также иными объектами, расположенными на земельном участке, предназначенными для обслуживания, эксплуатации и благоустройства многоквартирного дома".

Интересно было бы взглянуть на эти самые "элементы озеленения" – во дворе-то ни веточки.

Вот на нашей крыше уже лет десять береза растет, так, может быть, это имеется в виду?

Правда, есть в документе оговорка на тот случай, если мы не найдем совершенно никакого "озеленения". Это – "иные объекты благоустройства".

Черт их знает, вдруг я и их обнаружу. Обязательно напишу.

В следующем письме.

Наташе привет. От меня и Наттелы.

У нее в паспорте два "т" по ошибке когда-то поставили.

Радуемся, что не три.

Обнимаем!
Твой
я!

Часть I
Часть II
Часть III
Часть IV
Часть V

Источник: novayagazeta.livejournal.com

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить