Мы создали этот сайт для того, чтобы у читателей книжки "Расстрелять" появилась возможность обратиться к писателю, обменяться мнениями, узнать о новых книгах....Книгу "Расстрелять..." я начал писать с 1983 года. Писал для себя. Веселил себя на вахтах. В 1989 году мои рассказы попали в издательство "Советский писатель". В 1993 году вышел "Мерлезонский балет". Через год в издательстве "Инапресс" вышла книга "Расстрелять". Сначала ее никто не покупал. Я сильно переживал. Заходил в Дом книги на Невском и спрашивал: "Как дела?". Через неделю мне сказали, что пришел какой-то сумасшедший и купил целую пачку :)). С тех пор было выпущено до двадцати тиражей (суммарный тираж сто тысяч). Книга продана в основном в Питере. Переиздается до сих пор. Присылайте, пожалуйста, свои отзывы и свои истории...

07.03.01

 - Странное чувство мной овладевает, когда я вижу, как совершенно незнакомые люди читают мои книжки..
Странное чувство мной овладевает, когда я вижу, как совершенно незнакомые люди читают мои книжки.

В метро это происходит или в электричке, всегда смотришь на человека и по выражению его лица стараешься угадать где он читает - вот улыбнулся - наверное "Ботик", - расхохотался - "Сапог и трап".

Однажды я несколько минут смотрел на лоточника, который забросив свой лоток, сидел на асфальте и дико ржал. Люди шли мимо, оборачивались на него, а он не обращал на них никакого внимания; казалось, вокруг для него вообще никого не существовало - только он и книга.

А еще мне рассказывали, что кто-то вместо исполнения супружеских обязанностей читал ее жене и весь секс пошел насмарку.

А потом была история о том, как человек гоготал на всю электричку, а все вокруг ехали два часа не шелохнувшись, потому что решили, что рядом псих.

Кто-то читал в госпитале, где лежал с инфарктом, а потом выздоровел и утверждал, что от смеха.

Кто-то - врач - читал душевнобольным и потом утверждал, что они все поняли, и ему теперь хотелось бы повидать автора, потому что так просто с чокнутыми не достигнуть взаимопонимания и поэтому ему интересно было бы посмотреть на меня и это интерес не праздный, но профессиональный.
А вот что прислали в письме с Дальнего Востока: "Как-то к нашему командиру в гости приехал генерал, который окончил академию ГШ. Как водится туда, сюда, Паратунка... Ночью генерал заснуть не может - разница 9 часов с Москвой. Чтобы как-то скоротать время, командир дал, на свою голову, почитать "Расстрелять". Всю ночь домик сотрясался гоготом. А в половине шестого генерал разбудил командира и говорит: "Вадим, ты представляешь, а я тоже про дырки в тапочках спрашивал. Неужели это так смешно?".

Сейчас я расскажу две истории о том, как я сталкивался со своими читателями.

Первая: про Алексеева.

Утром звонок по телефону. "Саня! Это ты написал книгу?"
Когда утром говорят "Саня", я обычно отвечаю: "Я".

"Здорово! Я - Алексеев! Флагманский штурман. Помнишь меня? (нечленораздельное "эм-мм") Ты на дивизии флагманским был, а я штурманил. Ну, вспомнил? (Конечно. Правда я флагманским никогда не был, но зато часто его заменял). Здорово! Меня тут в Питер, в институт назначили, ну и перестройка, сам понимаешь, не успел дела принять - весь ЗИП из кладовки смыздели. Сижу, горюю. Там золота в платах килограммов на тридцать. Заходит командир и говорит: "К тюрьме готовишься?" - я ему: "Готовлюсь" - он мне: "Пока готовишься, на, почитай" - и дает твою книжку. Я так смеялся, а потом подумал: да хрен с ней, с тюрьмой, и с золотом тоже!"

Мы потом с ним встретились. Вхожу в кабинет - совершенно незнакомый мужик. Он опешил. Дело в том, что у меня есть однофамилец - Саня Покровский, и он тоже химик, поступали вместе в училище, а потом он что-то сделал - пьянка-драка - и его на год на флот отправили, по его собственному выражению "уем груши околачивать", а потом дали доучиться. Саня очень хороший человек, но с лица - тупой.

"Вот и я думаю, - говорил потом Алексеев, - как этот деревянный мог книгу написать?"

Вторая история про соседа Владимира Семеныча. Мы с ним получили от родины жилье в одном доме и поехали за кафелем на его "Жигулях".

"Слушай, - говорит мне Семеныч по дороге, - тут один наш с Севера про флот написал. Не читал? Покровский. Я наших спрашивал, он на Севере служил."

Я, честно говоря, почувствовал себя неудобно. Владимир Семеныч - бывший зам командира дивизии, а среди них мало нормальных. Меня он пока не знает, как он к рассказикам относится - не понятно.

"Классно пишет! Слушай, ну как вот жизнь натуральная! Мы учение в Калининграде проводили, так, какие так учение, все завалили - сидели и вслух читали - умрешь!"

Тут я ему решил признаться, что Покровский - это я.

Он посреди дороги бросил руль и на меня уставился - чуть в дерево не въехали.
 
(С) А.М.Покровский, 2001 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить