Мы создали этот сайт для того, чтобы у читателей книжки "Расстрелять" появилась возможность обратиться к писателю, обменяться мнениями, узнать о новых книгах....Книгу "Расстрелять..." я начал писать с 1983 года. Писал для себя. Веселил себя на вахтах. В 1989 году мои рассказы попали в издательство "Советский писатель". В 1993 году вышел "Мерлезонский балет". Через год в издательстве "Инапресс" вышла книга "Расстрелять". Сначала ее никто не покупал. Я сильно переживал. Заходил в Дом книги на Невском и спрашивал: "Как дела?". Через неделю мне сказали, что пришел какой-то сумасшедший и купил целую пачку :)). С тех пор было выпущено до двадцати тиражей (суммарный тираж сто тысяч). Книга продана в основном в Питере. Переиздается до сих пор. Присылайте, пожалуйста, свои отзывы и свои истории...

Начало новой жизни

- Завтра начинаю новую жизнь! - это Саня Петров на проводах в его честь. На пенсию он уходит. Его за столом хвалили, хвалили посреди недопитых бутылок, а потом он встал  и сказал:

- Завтра начинаю новую жизнь!

После этого он пропал. Начисто.

В смысле на службу на следующий день не вышел. А наша контора, конечно, флот злопахучий напоминает слабо, но себя надо тоже блюсти.

- Где он? - спрашивает начальник.

- По дороге в новую жизнь, - отвечали мы, а сами думаем: надо бы позвонить.

Позвонили - тишина.

И вот приползает через сутки. Что-то жуткое на ощупь. Нос, брови, губы - все плоское, как у Мцыри, после барса.

- Ой, мама! - говорит. - Я же начал новую жизнь, здоровый образ хотел и все такое. Даже велосипед купил. Решил на этом велосипеде на службу приезжать. Сел  и поехал. Но на мосту уже начал замечать, что все на меня косятся, а у некоторых, у самосвала, например, и вовсе в лице ужас. Когда съезжал с моста, понял - этот самосвал как потащило и он меня к бордюру гнет и гнет. Задел он меня на самом повороте. Как жопнул в попку! От велосипеда ничего не осталось, а я на себя рожей весь асфальт собрал.

- Ну как же от велосипеда ничего не осталось? А колеса? А руль? - спрашивали мы.

- Ничего! - таращился Саня от пережитого. - Ничего! Одна пыль!

- Ой, бля! - завыл Саня, а потом он к начальству отправился.

- Ты кто? - не узнало его начальство.

- Я - новая жизнь! - был ему ответ.

****** 
Верность

- Верность... удивительное чувство... Верность к кому-либо или же к чему-либо... Оно, ведь, не просто так... Оно переполняет... Да-да-да... Непременно... Но сперва оно накапливается... Вот!.. Оно накапливается, а потом уже переполняет... Ну, конечно!.. Чашу терпения... Именно... и изливается... Оно изливается... и это так естественно... на кого-либо или на что-либо...  И как важно в эти минуты оказаться рядом... Чтоб и тебе досталась немного... от того потрясающего положения... когда избыток... готовящийся к истечению... наконец обретает все свойства дождя.... подобного... -  все это говорил нам Фома. Наш командир БЧ-5. Он стоял на пляже в Дивноморье летом, куда мы, единственный раз за десять лет, примчались всем экипажем после похода и сейчас же легли голова к голове, мужчина-женщина, муж и жена.

Мы легли, а он встал перед нами и заговорил:

- Верность!... - сам-то он был одинок в трусах до колена.

Видите ли, с ним не поехала жена. И после похода она его тоже не встретила, и вот теперь в трусах у него шевелился огромнейший ком, который он поправлял невзначай, и все уставились на это уродство, соображая: неужели же воздержание способно привести к подобному  увеличению или разбуханию...

Верность! - еще раз воскликнул Фома с сумасшедшим отчаянием, потом он запустил руку себе в трусы и выдернул оттуда... шланг от противогаза..
 
(С) А.М.Покровский, 2001
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить