Мы создали этот сайт для того, чтобы у читателей книжки "Расстрелять" появилась возможность обратиться к писателю, обменяться мнениями, узнать о новых книгах....Книгу "Расстрелять..." я начал писать с 1983 года. Писал для себя. Веселил себя на вахтах. В 1989 году мои рассказы попали в издательство "Советский писатель". В 1993 году вышел "Мерлезонский балет". Через год в издательстве "Инапресс" вышла книга "Расстрелять". Сначала ее никто не покупал. Я сильно переживал. Заходил в Дом книги на Невском и спрашивал: "Как дела?". Через неделю мне сказали, что пришел какой-то сумасшедший и купил целую пачку :)). С тех пор было выпущено до двадцати тиражей (суммарный тираж сто тысяч). Книга продана в основном в Питере. Переиздается до сих пор. Присылайте, пожалуйста, свои отзывы и свои истории...

Что будет после грозы?

Заметка Виктора Блытова.

Что будет после грозы? А что будет после грозы? Что будет после плохой погоды. Все когда-то заканчивается. Приходит новый день, ветер разгоняет облака и на голубом небосводе сияет теплое солнце, несущее тепло. Кто не верит в завтрашний день? Кто не верит, что завтра наступит? Кто не верит вместо мрачного серого в черных тучах небосвода завтра засияет голубое небо? И даже если как-нибудь неведомый режиссер захочет продлить черное небо с тучами, он не сможет ничего сделать этого против силы природы. Всегда после плохой погоды наступает хорошая, с голубым небом, теплым воздухом и хорошим настроением. Природа не может застыть на месте или действовать по указаниям сверху, пусть даже царственной особы.

В высшем окружении нашего царственного и несменяемого Олимпа, кто-то из его небожителей хотел бы остановить сегодня естественный ход природы. Оставить все как есть. Остановить мгновение. Остановить время - ведь так хорошо! Оставить нас всех (население нынешнего «острова невезения») жить всю оставшуюся жизнь при темном, грохочущем громами, расцвечиваемом сверкающими молниями небосводе. Ведь если им хорошо, то кому-то по их пониманию, обязательно должно быть плохо!

Им очень хочется остановить естественный ход истории. Их устраивает то, что есть сегодня. Их жизнь напоминает райские сады Эдема и им непонятно, как это кто-то может быть недоволен этим, когда им так хорошо.

Народ декорация, массовка и с ним можно, как с пластилином, делать все что хочешь. Дал немного хлебушка пошли на демонстрации славить Олимп, добавил маслица, заорали, еще как заорали славицу олимповским властям и главнюку Верховному. А кто тихо будет кричать, без усердия, то по вышестоящей команде или даже без нее, из собственного усердия, дабы лучше (верноподданнее) услужить хозяевам жизни, вооруженные до зубов «гоплиты» отвесят удары тупыми концами мечей и копий по самым уязвимым больным местам, особо не разбирая женщина это или мужчина, старик или ребенок. А уж кто не посмотрит наверх преданным взглядом, можно заехать и острием меча или копья. Чего церемониться с этим охлосом, этим сбродом всегда непонятно чего хочущим?

Дай им волю и на шею сядут, не дай им этого Зевс – громовержец, грязными ногами с нестрижеными ногтями и дурно пахнущими ртами испоганить хорошее настроение небожителей, считающих что охлос их должен любить только за то что они есть, за то что из сострадания они управляют этим никому не нужным стадом. Которое, если им правильно не управлять, тут же в муках погибнет или уйдет совсем не туда.

И с Олимпа раздастся радостный смех, рукоплескание услужливому гоплиту и полетит благодарственный за усердие цветок. И жесткое сердце гоплита расцветет и еще с большей силой он окрыленный поддержкой будет приводить охлос в послушание и усердное служение богеме, так как это понимает он. А служение должно быть не показушное, а с блеском в глазах. И не дай Господь что-то кто-то сделает или скажет не так, посмотрит не туда. Вот тогда с всей ненавистью приведем его в порядок.

Наверно так и воспринимают русский народ наши небожители – депутаты, работники администрации, чиновники, артисты, спортсмены пригретые властью, записные радетели порядка – охлос должен быть стадом и делать все, что им скажут сверху и радоваться всему, что исходит от небожителей. Даже самому неприятному и противоестественному. ОХЛОС ДОЛЖЕН БЫТЬ СТАДОМ!

Так же наверно также воспринимали миропорядок во времена Людовика XVI – «короля солнце», также воспринимали его Три толстяка из сказки Юрия Олеши, вместе с их приближенными и иначе не мог принять существующий миропорядок сеньор Помидор из Приключений Чиполлино. Для власти все просто - есть те, кто управляет и есть те, кем управляют. Есть сеньоры и есть охлос – то есть просто народ. Есть неприкасаемые не по принципу касты Индии, а по принципу новой России – небожители для которых законов не существует. А охлос должен даже за то, то он дышит платить деньги!

С одной стороны у нас есть тем кто управляет и им можно все, с другой стороны есть те кем управляют (для кого пишут законы, чтобы знали как себя вести) и вот от них нужно только безоговорочное подчинение, лучеподобные благодарственные улыбки в адрес небожителей, постоянное изъявление благодарности за то, что вообще разрешают жить на этой земле.

А вот чтобы это все лучше получалось, так сказать с большей отдачей и усердием, чтобы поклон был до земли без обмана – мордой в грязь, улыбка до ушей, не переходящая в гримасу, всегда нужна хорошо вооруженная и экипированная по последнему слову техники гоплитская гвардия, можно назвать ее полицией или ОМОНом. Небожители имеют право на слабости и эти слабости должны быть надежно защищены многотысячной гоплитской гвардией от неблагодарного охлоса.

Многие продвинутые представители из самого охлоса свято уверовали в справедливость сложившегося миропорядка. Они искренне с улыбками и поклонами рукоплещут небожителям, покрикивают на своих товарищей не слишком усердно бьющих поклоны или улыбающимся, по их мнению, сквозь гримасы. Они приглашают гоплитов с просьбой навести порядок, если видят что кто-то чего-то делает из охлоса не так. И случайно свалившихся или сброшенных гоплитами в грязную отходную яму, они со смехом и издевательствами отталкивают ногами от спасительного края. Их называют монкуртами и они даже гордятся этим! Бравируют и стараются во всю хвалить небожителей и существующий порядок! И каждый монкурт мечтает приблизится к небожителям, дотронуться до их стопы хотя бы губами.

И небожителям и монкуртам кажется что весь этот миропорядок сложился навечно. Что солнце зависло на небе навсегда, что когда над Олимпом сверкает солнце – пусть тучи и громы гремят везде и над всеми местами, чтобы охлос знал что где и почем.

Но мало кто из них понимает, что нет в мире ничего застывшего на месте, постоянного, что все меняется в конце концов. Что вокруг их Олимпа существует другой мир, который живет совсем по другим правилам и законам, где люди равны вне зависимости от их национальности, цвета кожи, происхождения и так далее. Что есть во всем мире общепризнанные законы жизни и существования людей. Где равны перед законом и друг другом и Президенты и чиновники и простые люди. Где нет унижения (именно унижения) одних людей другими и где их гоплитская гвардия защищает не небожителей, а простых людей и их жизнь. И мы все это видим и знаем. И никогда я не думал, что песня Андрея Миронова из кинофильма «Бриллиантовая рука», как нельзя лучше покажет сущность нашего нынешнего существования. Подумайте над словами – ну про нас всех это:

Весь покрытый зеленью, абсолютно весь,
Остров невезения в океане есть.
Остров невезения в океане есть,
Весь покрытый зеленью, абсолютно весь.

Там живут несчастные люди-дикари,
На лицо ужасные, добрые внутри.
На лицо ужасные, добрые внутри,
Там живут несчастные люди-дикари.

Что они ни делают, не идут дела,
Видно в понедельник их мама родила.
Видно в понедельник их мама родила,
Что они ни делают, не идут дела.

Крокодил не ловится, не растёт кокос,
Плачут, Богу молятся, не жалея слёз.
Плачут, Богу молятся, не жалея слёз,
Крокодил не ловится, не растёт кокос.

Вроде не бездельники и могли бы жить,
Им бы понедельники взять и отменить.
Им бы понедельники взять и отменить,
Вроде не бездельники и могли бы жить.

Как назло на острове нет календаря,
Ребятня и взрослые пропадают зря.
Ребятня и взрослые пропадают зря,
На проклятом острове нет календаря.

По такому случаю с ночи до зари
Плачут невезучие люди-дикари
И рыдают, бедные, и клянут беду
В день какой неведомо, в никаком году.

И рыдают, бедные, и клянут беду
В день какой неведомо, в никаком году.

А что же все же будет после грозы? А после грозы будет теплый парящий воздух и будет солнце. Он никуда не денется – он будет! Пройдут тучи, уйдут грохотать далеко громы, затихнут молнии, и я лично верю, что Россия возродится! Она не может не возродится. Она возрождалась всегда – это вечная страна в которой живет очень добрый, доверчивый и терпеливый народ, почему-то всегда стремящийся к справедливости. Он не может улыбаться и бить поклоны через силу, даже под тяжестью гоплитского сапога и под ударом гоплисткого меча или дубинки.

И как пел Игорь Тальков – поэт музыкант, ясновидец – пусть даже через сто веков вернусь в страну не дураков, а гениев!

Пройдет гроза. Отряхнется природа от всей черни, грязи. И тогда у небожителей, монкуртов и их верных усердных гоплитов будет возможность ответить по всей строгости, за все что они сделали со страной и народом. И мне кажется, что это будет очень жестокий спрос (а иначе нельзя, такое не прощается и не забывается), когда никакие прошлые заслуги засчитываться не будут. Никакие ордена, купленные титулы засчитываться не будут. Ибо такое унижение целого народа и огромной страны не прощается. Да и прощать нельзя, ибо простишь в малом, потом опять сядут на шею, залезут на Олимп и начинай все сначала. Зараза вырезается вместе с мясом, а иначе может погибнуть весь организм.

И я верю, что придется им всем ответить не только за сегодня и вчера, но и за ту революцию, за коллективизацию и гладомор, за Гулаг и развал Великой страны, за 1993 год, за войны в Чечне и Грузии, за фальсификации на выборах, за ложь по телеканалам, за все свои резиденции построенные за счет жилья военных, пенсии стариков и нищенство людей.

И процесс пошел. И даже несмотря на то что над нами грохочут молнии, гремят громы, по ночам в наше жилье, как в далеком 37-ом году, врываются гоплиты в грязных солдатских берцах, тем не менее, солнце уже видно, как и чувствуется наступление нового чистого дня.

Хотелось, чтобы это увидели и поняли и они! Иначе за все спросится людьми! Даже вроде за безобидные голосования по законам в Думе!

Нельзя забывать! Надо помнить! И никто не должен быть забыт! Ни небожитель, ни монкурт, ни простой гоплит, размазывающий по асфальту человека, ни его начальник, скрывающийся за цепью и отдающий антизаконные приказы.

И чем быстрее они это поймут, тем лучше и менее больно будет для них. Ведь быть монкуртом и гоплитом в услужение небожителей – сегодня это уже позорно, по отношению ко всем нашим людям. И этому нет никаких оправданий!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить